Комитет образования МО «Тосненский район»
Ленинградской области

Отдел опеки и попечительства

187000, Ленинградская область, г.Тосно, ул.Советская, д.10а
Тел./факс: (81361) 2-43-36

Личный опыт

Мама для мамонтёнка

Наша история лишена напрасных ожиданий и горьких разочарований, не было и длинного пути к нашим приемным детям. Были я, муж и трое собственнорожденных детей. Два сына и дочка. Нам хватало всех возможных ощущений полноты жизни. Но было и еще что-то, что не давало мне спокойно жить, засыпать по вечерам. С рождением каждого последующего ребенка я все острее переживала за детей без мам... ведь им, таким маленьким и беззащитным, так нужна забота и внимание мамы. Кто покачает их на ручках, когда они не могут уснуть, когда болеют... и я плакала...

Рождение третьего ребенка стало для меня переломным моментом. Я поняла, что у меня больше нет сил плакать и так изводить себя, что я уже не смогу нормально жить пока не сделаю ЭТО. У меня должен быть приемный ребенок! Т.е. я не просто хотела еще одного ребенка, я хотела именно ПРИЕМНОГО ребенка. Возможно не очень популярная мотивация для такого решения, просто к этому времени я уже пришла к такому состоянию, что мне нравились все дети. Я не делила их на плохих и хороших, красивых и не красивых, все дети стали для меня хорошие, просто очень разные. Искренне завидую тем, кто понимает это изначально, я, к сожалению, пришла к такому пониманию, только родив троих детей.

Начались разговоры с мужем и старшим сыном. Я, как и многие хотела маленькую девочку. Муж сомневался. Он не чувствовал необходимости завести еще детей, ведь и так их у нас по нынешним меркам было более чем достаточно... Но тема сирот тоже была ему не безразлична, только видел он себя в ней несколько иным образом, не принять ребенка в семью, а помогать детям в детских домах. Мы долго обсуждали этот вопрос и, в конце концов, муж согласился со мной, что никакая помощь не может заменить просто семью. Сын сразу поддержал меня, но внес свое предложение - взять не младшую сестру, а старшего брата. Вот это по началу очень смутило меня, ведь сыну было уже почти 9 лет, куда уж старше! Я никак не планировала брать такого большого ребенка, там же сложившийся характер и вообще... это уже взрослый человек, я не смогу! Потом я подумала и еще подумала, почитала литературу, рассказы людей, взявших в семью таких же больших детей, пообщалась с ними и решила, что можно попробовать. И еще я поняла, что для меня лично не принципиально какого возраста и пола будет ребенок, ведь даже взяв большого ребенка, я сделаю ЭТО, у меня будет приемный ребенок! Самолюбие мое к тому времени было полностью удовлетворено, и я чувствовала, что могу пережить даже то, что меня не будут называть мамой, дома и так уже было достаточно мамкающих человечков, для которых я была единственной и незаменимой.

Вроде все было уже решено, но я никак не могла начать. Все произошло случайно, однажды читая любимую конференцию о приемных детях, я увидела сообщение одной женщины, о ее приемном сыне 8-ти лет. Так как эта тема меня очень интересовала, мы стали общаться, и я узнала, что когда они забирали своего приемного сына, она запомнила еще одного мальчика, о нем хорошо отзывались сотрудники ДД, ему 9 лет, он ответственный, серьезный и добрый. Тогда я подумала, что может это как раз ОН, может уже пора! Посмотрев его фото, я ничего не почувствовала... вернее почувствовала, что, наверное, это не мое, что-то мне не понравилось в нем. Сын посмотрел и одобрил, муж сказал: «Мальчик как мальчик». Начался сбор документов для оформления опеки. На этом этапе выяснилось, что у него в том же ДД есть младший брат, 7-ми лет. Мы подумали и решили, что так даже лучше, будет друг и для нашего младшего сына, который очень обрадовался, когда узнал об этом. Все необходимые документы я оформила без каких-либо затруднений и посчитала это хорошим знаком, значит, я все делаю правильно!

А потом была первая встреча... Детский дом был в другом городе. Ночь на поезде и мы там. Познакомились с детьми. Они оказались обыкновенными... веселыми и симпатичными... обычными детьми. Я его сразу узнала... и это был не «взрослый человек с характером», это был совсем еще ребенок, очень милый и нежный, и уже с первой встречи он показался мне очень близким и родным. Я держала его за руку... не скоро после этого мне удалось вот так же держать в своей руке его руку... Потом было возвращение домой, я всю ночь не спала, я смотрела его фотографии, которые сделала на мобильный телефон и уже тосковала по нему... Было не понятно, почему мы уезжаем без него, хотелось вернуться и забрать его с собой, сразу, не дожидаясь никаких постановлений и разрешений...

На следующий день я позвонила в органы опеки детей и сказала, что хочу оформить на них опеку. Так как дети большие, мне посоветовали сначала оформить гостевое разрешение, что мы и сделали, хотя я уже тогда чувствовала, что это будет навсегда. 22 декабря 2006г. мы со старшим сыном приехали за нашими гостями. Получилось очень символично, ведь у Максима накануне был день рождения, 21 декабря ему исполнилось 10 лет. Я очень волновалась, я вообще впервые одна уехала так далеко от дома, только присутствие сына заставляло меня держаться и не показывать своей растерянности. Мы забрали детей из ДД и поехали на вокзал дожидаться нашего поезда. В поезде, по дороге домой, старшие дети не спали почти всю ночь. Максим рассказывал про свою жизнь, Лёня про то, как все будет дома. Сережа громко, с детской непосредственностью, рассказывал мне про ДД, пел песни и читал стихи... Потом он уснул. Я тоже пыталась поспать, потому что на самом деле жутко устала, но уснуть не получалось, меня мучили вопросы: А то ли я делаю? А надо ли мне все это? (честно говоря, это был не единственный раз, когда эти вопросы приходили ко мне в голову) Дома нас ждали муж и младшие дети. Они хорошо нас встретили. Дети с интересом стали общаться между собой. Потом была подготовка к встрече Нового года. Новый год. Было очень весело! С большими детьми оказалось очень интересно, мы не спали почти всю Новогоднюю ночь! Хорошо прошли те каникулы... Мы гуляли по городу, катались на коньках и лыжах, ходили в гости... нам было хорошо вместе, и я ужасно не хотела, чтобы все это заканчивалось...

И еще я боялась, что мы не нравимся им, что вдруг они не захотят остаться с нами... Я спросила Максима об этом, он не ответил. Позже, когда мы уезжали, я еще раз спросила его, он ответил «не знаю...» Я видела, что он очень смущается и... боится. Только когда мы приехали обратно в Детский дом, он сказал директору, что хочет поехать к нам насовсем. Сережу и спрашивать не пришлось, он с присущей ему открытостью сам сказал, что не хочет уезжать от нас. Расставание на этот раз не было для меня таким уж невыносимо тяжелым, т.к. решение уже было принято и оставалось только немного подождать. И ждать оказалось совсем не долго. Отвезя их в Детский дом 7 января 2007г, 17-го я уже приехала за Максимом. Он стал моим! Я была счастлива!

В начале было тяжело. Ему и нам... Он даже предлагал вернуть его или поменять на своего друга, мотивируя тем, что тот, другой, с Леней лучше подружится... Пришлось твердо и убедительно объяснить ему, что нам никто другой не нужен кроме него.

Он не подпускал меня к себе, не раскрывался. На улице, например, он ходил только шагов на 10 позади меня и если я делала шаг к нему, от он делал шаг от меня... Лене тоже было тяжело, ведь появился равный, который не хотел его слушаться, как было с младшими детьми. Вообще, то, что приемные дети оказались старше всех кровных, было достаточно рискованно и опытные люди даже отговаривали нас от такого решения, так как если не вдаваться в детали и не учитывать индивидуальные особенности всех участников данной ситуации, она действительно выглядела очень рискованной и даже провальной. Но они же не знали наших замечательных детей! Нам очень повезло с детьми, и приемными и кровными. Только благодаря удивительной неконфликтности Максима и пониманию Лёни удалось избежать серьезных конфликтов между старшими детьми.

Муж вздыхал недели две... но его подкупило то, что Максим его предпочел, выделил, сделал избранным. Максим называл его папочкой и папулечкой. Его посвящали в тайны и к нему прижимались... Как же мне было обидно! Оказалось, я очень ревнивая... Я! Для него! А он... Но вообще-то мне тогда некогда было особенно страдать, я оформляла до конца все документы, устраивала Максима в школу... Были сложности, много было всего. Например, со школой не сразу получилось, пришлось сначала подтягивать его до нужного уровня дома, и в школу он пошел лишь спустя полтора месяца.

Где-то через 2 месяца, в начале марта, Максим назвал меня МАМОЙ. Честно говоря, я не надеялась, что это произойдет так быстро. Услышать от него «мама»... это как самая желанная похвала для меня... и в то же время огромная ответственность! Он поверил мне, он принял меня... Может, конечно, я все преувеличиваю, но тогда я чувствовала именно это. После всех трудностей, моих слез по вечерам... я была очень счастлива! И дальше все было гораздо легче.

В марте 2007г. наконец были готовы все документы, и мы забрали Сережу. Ездила я за ним с Максимом. Друзья были рады увидеть Максима, он тоже радовался, но остаться в Детском доме уже не хотел, он очень быстро собрался, когда пора было ехать обратно. И чем ближе к дому мы подъезжали, тем веселее и увереннее он становился. В поезде он с удовольствием помогал мне объяснять Сереже, куда мы едем, и кто нас там ждет. Сережа оказался очень коммуникабельным, он легко пошел в детский сад и подружился там с детьми. Но на этот раз мне самой было сложнее. Эту любовь мне пришлось кропотливо «взращивать» в своей душе. Можно сказать с Максимом мне очень повезло. А вот к Сереже я шла долго... и наверное сейчас все еще иду... Но я уверена, все получится! А сейчас главное, что у нас все хорошо. Мы живем веселой и шумной жизнью, жизнью обычной многодетной семьи и уже не верится, что всего год назад у нас было только трое детей. Есть некоторые проблемы, которые связаны именно с приемностью, но это касается только уровня развития детей, в остальном все проблемы находятся в пределах возрастных норм.

На сегодняшний момент прошел уже год, как дети с нами. Сережа учится в первом классе, Максим в 4-ом. Максиму бывает тяжело с учебой, но он старается, и мы ему помогаем. Сережа тяжело втягивался в учебу. Он к своим 8-ми годам так и не понял, зачем же ему нужна эта школа и не чувствовал потребности в переменах... Но, проучившись пол года, у него все стало получаться.

У Лёни теперь есть старший брат, о котором он так мечтал, и они неплохо ладят. Они держатся друг друга и помогают. Все их конфликты быстро разрешаются. Сережа дружит с Мишей. У них, конечно, происходит больше столкновений интересов, чем у старших, но это же все в силу их возраста. Они быстро ссорятся и так же быстро мирятся.

И конечно Маша стала всеобщей любимицей. Братья заботятся о ней и часто уступают. Она тоже любит своих братьев. Она защищает их, когда мы ругаем и во всем помогает, как может. Наши кровные дети научились от приемных самостоятельности, приемные дети научились делиться, думать о ближнем, заботится друг о друге и помогать.

Мы с мужем довольны результатом. Трудности были, но все же ни разу не было момента, когда бы мы всерьез пожалели, что у нас пятеро детей и двое из них приемные. А дети... дети говорят, что Маше нужна сестра, ей же не интересно одной! И им не жалко делиться игрушками и пространством и вниманием родителей... У нас замечательные дети. Мы их очень любим.

А еще одна дочка?.. Возможно так и будет.

См. также

Другие истории


игры играет ребёнок населения Тюменской области